Inter-view.org :: беседы с интересными людьми
Рэпер Сява
люди
регионы
СМИ
журналисты
 
 В системе:  Людей: 1149    Интервью: 1752    СМИ: 128    Журналистов: 286   


Логин:  
 
Пароль:  
Регистрация   Забыли пароль?

Интервью «Я большой поклонник Пола Маккартни» [21.10.2010]


Игорь Николаев


К биографии →
К списку комментариев →


Размер шрифта:  -  +

Из биографии: Дата рождения: 17 января 1960 года Место рождения: Россия, о. Сахалин, г. Холмск Родители: Отец – Николаев Юрий Иванович,поэт, член Союза Писателей СССР,Мать – Николаева Светлана Митрофановна,Бухгалтер Образование: Музыкальная школа по классу скрипки,Музыкальное училище при Московской Консерватор... Читать полностью


Мы публикуем вторую часть интервью с Игорем Николаевым. Первую часть Вы можете прочитать здесь .

- Скажите, а ваше состояние души и перипетии в личной жизни каким-то образом влияли на написание песен или вы четко обособили жизнь и творчество?

- Автобиографичных песен никогда не было, просто если певец поет песню с текстом от первого лица, то публика думает, что именно он любит, ненавидит или страдает. Например, когда Александр Серов поет «Я люблю тебя до слез», слушатель верит ему и думает, что именно он любит кого-то до слез. Или, допустим, я пою: «Я не научился жить один, у меня на это пять причин». Все и думают, что у Николаева на это пять причин. Отождествление автора с произведением неизбежно в поэзии. Я то знаю, что это я «люблю до слез», а не Серов, который исполняет песню. Я не пишу песню по следам той или иной ситуации, случившейся в моей жизни. Самое интересное, я как будто предугадываю ситуации, как в своей, так и в чужой жизни. Я напишу песню, а через какое-то время, ситуация, описанная в моих стихах, претворяется в жизни через 5-7 лет. Так было много раз. «Незваный гость», которую я написал Челобанову, точь-в-точь повторила все то, что они спели с Аллой.

- А бывало так, что Пугачева или Аллегрова приходили к вам и просили написать песню, отражающую их нынешнее состояние?

- А им не нужно было мне ничего объяснять. Я сам пишу то, что точно попадает. Они знали, что напишу точную историю их любви, разлуки и одиночества.

- Выходит, они доверяли вам тайны своей души?

- По-дружески, да. Но они ведали мне тайны не для того, чтобы я написал песню на предложенную тему. Все происходило по дружески, как это обычно бывает. Да у меня и не получается, когда меня просят изложить в песне состояние души. Вот, к примеру, Диана Гурцкая, которую я просто обожаю. Она уже которое время просит написать ей песню, где она предстанет в новом образе – счастливой матери и любимой жены. Она мне говорит, что у нее в жизни появились новые ощущения, что у нее ребенок и все такое. И что, дескать, она бы хотела обо всем этом спеть. И я понимаю, что я не могу реализовать это. Есть такой жанр в школе – изложение. Так вот, я не могу изложить то, что мне рассказывают, и все равно придумаю свою историю, которая войдет в гармонию либо в противоречие с ее личностью во время исполнения. Тогда произойдет вот та самая химия, иначе эта будет песня о том, что я такая-то счастлива в браке и в жизни. Ну и что? Это никого не тронет. Я, конечно же, сделаю что-нибудь для Дианки, но это будет по-другому, но с учетом ее ситуации и пожеланий.

- Как так получилось, что раньше вы буквально фонтанировали хитами, выдавая их один за другим, чего не скажешь о вас сегодня. Вы иссякаете с годами?

- А почему все время должны рождаться хиты? Вот смотрите, Пол Маккартни еще не умер и делает пластинки. Лично мне они нравятся. Я являюсь страшным его поклонником и знаю все его альбомы. Но там понятно, нет его мегахитов «Есту дэй» или «Мишель». Но, тем не менее, для меня он остается Полом Маккартни, который создал для людей столько, сколько не смогут сделать сотни и тысячи людей. Я не знаю, сколько песен написал Соловьев-Седой. Но я знаю главную его песню «Подмосковные вечера». Это композитор был и есть. Он Соловьев-Седой, и не важно, пишет он сейчас песни или нет. Есть песня «Подмосковные вечера», которая сделала ему имя. Вот это главное. Или взять, к примеру, автора песни «Бесаме мучо» Консуэло Веласкеса. Одна песня, а известность на весь мир и на все времена. Композитор, независимо от того, пишет он пачками хиты или нет, не уменьшается в размере. Главное, что он однажды в жизни выдал мировой хит, этого бывает достаточно. Как гениально сказал Евгений Евтушенко: «И пусть же ухмыляется подлец, что вот он исписался, наконец, Пусть это будет от тебя отдельно, ты на пределе, а не оскудел. Есть у любого гения предел. Лишь подлость человечья беспредельна». Понятно, что предел есть у любого человека. Я не думаю, что надо ставить крест. Изменились условия доставки песен слушателю. Я не могу прийти на «Русское радио» и сказать, чтобы поставили мою песню в эфир. Ее просто не поставят. А вот если я зашлю к ним через кого-то песню и подпишусь ди-джеем Сэмом или DJ Smash, тогда возьмут. А ту же песню с подписью Игорь Николаев не возьмут. Потому что, Игорь Николаев не формат. Они будут крутить мои старые песни «Такси», «Незнакомку», а новые нет, какие бы они классные не были. Такова позиция радиостанций. И с этим ничего невозможно сделать. Если раньше я приходил на радио «Маяк», «Юность», знал, что мою песню услышат везде – от Москвы до Камчатки. Сейчас же этого механизма нет, во всяком случае, для меня. Песни, которые реально стали бы хитами, если бы они были в такой же ротации, которые зачастую невозможно слушать. Но из-за частоты их навязывания, они провозглашаются хитами.

- Тема неразделенной любви близка вам как никому. Ваши все песни пронизаны этой тематикой.

- Эта тема близка мировой поэзии и любому его представителю. « Я вас любил так искренне, так нежно, что дай вам Бог любимым быть другим». Эта позиция несчастного влюбленного, сформулированная Александром Сергеевичем, является кодом, по которому пишется вся лирика. Это сжатый смысл всей любви, концентрация, из которой потом рождаются миллионы водянистых и невзрачных песен. Но отправная точка именно это. Счастливая любовь ведь очень мало воспета в песнях. В основном, все типа «Раз, два, три - все стало вокруг голубым и зеленым».

- Вы такой знаток женской души. Но, однако, в личной жизни у вас у самого случались «осечки». Почему?

- Ну, это естественно (задумывается).

- Судя по вашим песням, вы знаете про женщин абсолютно все, знаете все струны женской души, каждую кнопку.

- Да, да, знаю, но про себя-то не знаю. Мне всегда говорят, почему это я не пишу себе таких же проникновенных песен, как другим. Я вроде тоже исполняю неплохие песни, мои концерты сплошь состоят из моих хитов. Но, видимо, причина в другом. Я более закрытый человек. И в песнях моих мало, что открывается обо мне. А когда я пишу для женщин, выворачиваю все наизнанку. Плюс еще и сами певицы выкладываются при исполнении. И создается ощущение исповеди. Тут еще присутствует вот что. Психология мужчины и женщины разные. Мужчина не должен оголяться в песне настолько, насколько это может позволить себе женщина. Вертинский мог, но и то, он это делал через Пьеро, через некий образ. А так, чтобы взрослый дядька стоял на сцене и пел о неразделенной любви со слезами на глазах, нет, это неправильно и даже неприлично.

- Вы сами признались, что вы человек закрытый. Скажите, вы умышленно сделали из себя отшельника или вы такой по жизни?

- Я не считаю, что надо разражаться монологами и всегда быть на виду. Я бываю в свете, но избирательно. Прихожу к самым близким и дорогим мне людям. А абы куда не пойду.

- Вы появляетесь на горизонте, выдаете шлягер и снова уходите в тень. Тогда как многие ваши коллеги всегда стараются быть на виду, некоторые даже навязывают себя свету.

- Это дело каждого из них, я так не могу и не хочу. Это зависит от жизненной позиции. И потом, что мне доказывать? Мои песни говорят за меня. Они никуда не исчезли, они реинкарнируются. Допустим, песня «Две звезды» превратилась в программу «Две звезды». Они в том или ином качестве появляются в жизни людей. В этом смысле мне волноваться незачем. Мне более интересно кино. У меня новость. На фестивале «Индии в Чикаго», фильм, к которому я написал музыку, признали лучшим фильмом года. В Монако я был на кинофестивале с премьерой фильма «Сейден раша» (сербско-американский актер Рада Сэбже, он играл с Томом Крузом в фильме «Миссия невыполнима»). Он во всех фильмах играет плохого русского, в этом тоже. Это романтический триллер, лав стори. На приеме у премьер-министра Монако Жан Поль Пруст поблагодарил нас и вручил нам премию. Мы писали с двумя симфоническими оркестрами – Белграда и Лос-Анджелеса. Будет еще несколько фильмов с моей музыкой. В знаменитом зале Чарли Чаплина на закрытой территории «Парамаунт пикчерс». Ощущения, когда сидишь в кресле Чаплина, зал святыня и попасть туда не может никто. Там фильмы подвергаются световой обработке и чистке, после которой звучание фантастическое.

- А как так получилось, что вы стали писать музыку к голливудским картинам?

- Агата, исполнительница главной роли этого фильма, оказалась моей родственницей. Это выяснилось случайно. Она замужем за братом мужа моей дочери. Она и сосватала меня Голливуду (смеется).

- Вы самый популярный человек города Холмска, что на Сахалине, откуда вы родом. Скажите, в честь вас в вашем родном городе не назвали еще улицу, дом или школу? Ведь сегодня такое происходит сплошь и рядом. Вон в честь Димы Билана в городе, где он родился, назвали улицу.

- Нет. На Сахалине живут другие люди. Они гордятся мной, конечно, но это не доходит до фанатизма. На Сахалине увековечено имя моего отца Игоря Николаева. Когда отца не стало, его именем назвали городскую Холмскую библиотеку. Но я лучше чуть поживу. Пусть потом называют в честь меня что угодно (смеется).

- А кем был ваш отец?

- Он был замечательным поэтом. В честь 70-летия отца я издал в Москве книгу его стихов. Отвез весь тираж на Сахалин, где его распространили по библиотекам. Отец заложил основу всего во мне, что я чувствую текст, поэзию, не только песенный текст, а поэзию как таковую. У нас дома была огромная поэтическая библиотека, и поэзия мне прививалась с детства. Я в 12 лет знал наизусть Евтушенко, Вознесенского. Знал переводную литературу. Знал и видел разницу в том, как перевел сонеты Шекспира Маршак и Пастернак, «Ромео и Джульетту» Пастернака и Зинаиды Гиппиус. Я это знал в 12 лет и совершенно по-другому воспринимал любой напечатанный текст.

- Как же вас, такого утонченного лирика занесло на циничную эстраду?

- Так и здесь все мои знания пригодились. Я не считаю свои тексты песен провальными. Их сложность в их легкости, народ принимает их. Умно писать достаточно просто, владея техникой. Когда Пастернак был молод, писал: «Золотой жарой жарою и жуками сыплет сонный сад» Он играл буквой «Ж» и находил в этом кайф. А когда стал взрослым и мудрым, то писал: «Жизнь прожить - не поле перейти». Это уже наблюдение, и сродни его переводу Шекспира, где он упрощал его, чем он был на самом деле. К такой примерно простоте стремлюсь и я в своих песнях. Казалось бы, простая фраза «Я люблю тебя до слез». Но она срабатывает. Или, скажем, придумать сочетание имен, как «Руслан и Людмила», «Тристан и Изольда», «Ромео и Джульетта». А ведь мои «Дельфин и Русалка» - это тоже навсегда. Сколько бы не проходило лет, Королева останется для многих Русалкой, а я – Дельфином. Для народа. Я никогда не был Дельфином и не пел, что я любил Русалку. Это Дельфин был влюблен в Русалку. Просто я рассказал красивую сказку, которая вошла в народ.

- Живя на Сахалине, вы полагали, что ваша судьба должна была быть такой, какая есть?

- Ну, конечно же, нет. Были случайности, которые выстроились в одну цепочку. Так получилось, что из маленького городка Холмска я попал в огромный столичный центр Южно-Сахалинск, где были светофоры, автобусы, совершенно другие люди. Это некое поступательное движение. А покорение Москвы я расценивал как прыжок на Луну. А Нью-Йорк – это что-то совершенно иное. А потом это не так работает, как вначале. Это, знаете, как у вас скажем, не было машины, и вдруг появилась старая ржавая 11-я модель Жигули. Это принципиально. Вы уже не едете на троллейбусе, вы уже за рулем. А дальше это улучшение марки авто. Мерседес или Бентли уже не производят на вас большого впечатления, потому что вы всего лишь повысили марку своего автомобиля. А принципиально было тогда, когда вы с троллейбуса пересели на Жигули. И сколько бы я не ездил по миру, я не почувствую большей радости и восторга, чем когда я приехал из своего Холмска в Южно-Сахалинск.

- Как вы попали в Москву, на эстраду?

- Постепенно. Я учился в училище при Московской консерватории на двух отделениях (композиторском и…). У меня были педагоги, которые являлись авторами учебников. Например, если на Сахалине я учился сольфеджио по книге Дмитрия Блюма, то уже в Москве я учился у самого Блюма. Я думаю, что Блюм это все равно, что сольфеджио. Это не фамилия, а такой предмет (смеется). Он был замечательным человеком, который относился ко мне снисходительно и прощал мне все мои прогулы. Я знал его не как автора учебника, а как отличного человека. Так же как и мою классную руководительницу Екатерину Михайловну Цареву – автора учебника по музыкальной литературе. Я понял, что чудеса возможны в жизни. Я учился у первоисточников. Люди материализовывались, становились живыми. Когда я начал работать в Московской областной филармонии, мне сразу дали ансамбль. Мне было 18 лет. А ансамбль назывался «Мы дарим вам свои песни». Мы ездили на гастроли по всяким подмосковным домам отдыха, выезжали в Тулу, Могилев. Так я познакомился с Аллой Пугачевой.

- Как, подошли и познакомились?

- Нет, у нас была Ирина Бришевская, которая пела песню «Хорошие вечера на Оби». Она периодически снимала эту песню на ТВ. И вот в очередной раз, когда в Останкино шли съемки этой песни, я пошел попить кофе в подвальный буфет, там раньше кофе варили в турочках. Вошли две стройные симпатичные девушки, одетые в одинаковые черные кожаные штаны, заправленные в черные сапоги, черные свитера. Это был 1979 год. Одна из девушек была Алла Пугачева, вторая – ее подруга Тамара Малинкина или Калинкина, не помню. Она занималась тем, что на концертах Пугачевой из-за кулис громко объявляла: «Поет Алла Пугачева». Я долго любовался ими обеими, попивая кофе. Потом неожиданно для себя встал и направился к их столику. Подошел близко к Пугачевой и сказал, не моргнув глазом: «Я знаю, что вы набираете новый коллектив, и хотел бы стать его участником», - хотя ничего я не знал. Она оценила мою смелость.

- И что, вы даже не стушевались при виде всесоюзной звезды?

- Знаете, мне было 19 лет, а в таком возрасте люди не тушуются, даже при виде знаменитостей. Я был сам в себе, в большой музыке. Я просто предложил прийти на прослушивание. Алла согласилась и сказала, что у нее два концерта в МАИ, а в антракте она прослушает меня. Все прошло удачно, и так я попал в коллектив Пугачевой.

- Вот так вот просто?

- Нет, сложности были. Все-таки это было время СССР. Моя трудовая книжка лежала в Областной филармонии, и меня бы просто так никто не отпустил. Пришлось идти на хитрость, иначе бы мне влепили такую статью, что я бы стал невыездным всю жизнь. А через год начиналась Олимпиада-80, и я уже в качестве клавишника коллектива Пугачевой, приступил к подготовке ее концертов. Еще был жив Владимир Семенович Высоцкий, которому я делал аранжировку к его песне «Беда», которую спела Алла Борисовна. Он приходил на наши репетиции и слушал мою аранжировку. Ему она показалась интересной, особенно музыкальная прокладочка между куплетами. Я с ним лично не был знаком. Но увидел его в первый и последний раз на репетиции. Для меня было важно, что он одобрил мою работу. Премьерный концерт в театре эстрады совпал с днем смерти Высоцкого. Он собирался придти на концерт и послушать свою песню в исполнении Аллы. Ведь тогда нельзя было особенно и говорить о его смерти. Мы почтили его память минутой молчания, и лишь потом начали концерт. Я вспоминаю об этом, будто мне лет 80 (смеется). На самом деле, все это происходили как вчера.

- В свои 20 лет вы были вхожи в круги, куда многие пробивались десятилетиями. Вам так легко все доставалось?

- Я начал работать с Аллой в 79 году. Первые песни «Расскажите, птицы» и «Айсберг» появились лишь в 1983 году. До этого 4 года была бесперебойная и кропотливая работа. Мы много гастролировали с Аллой, и это мне очень много дало. Я-то был, вообще, пацаном и считал за честь работать с прославленной звездой. Пугачева была молода и энергична, ее драйв рождал в нас силы и желание творить с утроенной энергией. Она была в прекрасной форме, и у нее все было впереди. Казалось, что для нет ничего невозможного, что она способна стать звездой мирового масштаба. А ведь на то были все предпосылки, которыми, она, увы, не воспользовалась. Помню, как мы работали с ней в Стокгольме, где записывали ее пластинку. Там же и я записывал песни на английском языке. У меня была золотая пластинка «Акварис найти найт», я пел с Лиз Нильсон – певицей номер один в Швеции. На вырученные деньги я привез в Москву студию, тогда ее не было ни у кого. Потом все это устарело и пришло в негодность. Но в те времена это было круто. Все ж тогда привозили из-за границы двухкассетные магнитофоны, продав при этом некоторое количество водки. Все проходит, но тогда было ощущение, что мы на всех парусах мчались вперед, ничто не могло нас остановить. В Стокгольме моя гримерка находилась по соседству с гримеркой Рода Стюарта. Мы играли с ним в футбол на заднем дворике стокгольмского телевидения. Там же я присутствовал на дне рождении Тины Тернер и разрезал торт с Яковом Долинном. На моих глазах образовался дуэт «Роксет». До этого Мария Фридрих и Бьерг Гессер были отдельными музыкантами. Бьерг был композитором, а Мария пела только на шведском языке. Когда они образовались как «Роксет», мы с ними вели европейскую премию «Грэмми» в Стокгольме в театре оперы и балета. Присутствовал король Швеции. Мы заканчивали с Лиз Нильсон и под аккомпанемент «АББЫ» мы пели «Акварис найти найт». Затем с Бэни Андерсеном я писал кантату для молодежного хора «ЮНИСЕФ», Микис Теодаракис писал свою часть в Греции, а мы писали в Стокгольме. Премьера была удивительной. Каждая страна прислала по одному исполнителю, и получился огромный юношеский хор. Это было грандиозно.

- Вы говорите невероятные вещи. Вам не кажется, что это был сон? Скажите, почему эти глобальные начинания не имели продолжения?

- Я увлекся гастролями по Советскому Союзу. Это меня засосало. Мне нужно было жить на что-то, у меня росла дочь. Я, конечно, не склонен к роскоши, но какой-то определенный уровень жизни для семьи обязан был обеспечить. Хотя, наверное, надо было бы укрепляться в Европе, тем более что мои песни на тот момент были на первых местах. После Рождественской программы «Лестница Якоба» какой-то период жизни было сложно ходить по Стокгольму. Примерно так же, как сейчас по Москве. Узнаваемость была потрясающая, именно в Стокгольме. Но, как говорится, если бы молодость знала, если бы старость могла.

- Вы были близки творчески с Пугачевой много лет. Но ни она, ни вы никогда не рассказываете друг о друге, хотя прошли вдвоем столько всего. Раймонд Паулс фигурирует в ее биографии гораздо чаще вас.

- Для сравнения скажу, что Паулс написал для Аллы 8 песен, а я – 35. И вообще, честно говоря, больше чем я, никто ей не писал и уже, наверное, не напишет никогда. Но дело в том, что количество разговоров друг о друге не говорит о крепости дружбы.

- Но вы то знаете ее не только с творческой стороны, но и с личной, наверняка, вам есть, что сказать о ней что-то приятное.

- Я могу говорить о ней бесконечное количество добрых и теплых слов.

- Можно ли сказать, что Пугачева отчасти обязана своей популярностью именно вам?

- Нет, так нельзя, но точно можно сказать, что это я обязан ей своей популярностью. Потому что если бы она не спела мои песни, неизвестно, чем бы закончилась моя композиторская деятельность.

- Равно, как если бы вы не написали ей свои песни.

- Мы оказались нужны друг другу в тот момент, поэтому получилось столько много хороших песен. Если бы у нас не сложилось, то все бы завершилось на «Айсберге». Но коль рождались еще песни, значит, мы оба испытывали в друг друге потребность.

- А какие сегодня у вас отношения с Аллегровой?

- Прекрасные. Сразу после Нового года мы отдыхали вместе в Майами.

- Вы пишете ей песни?

- Нет, не пишу. А разве это необходимое условие дружбы?

- Нет-нет. Но вы ж сами сказали, что когда вы дружите с женщиной, то в вас рождаются песни для них.

- Видимо, вот те 20 песен, которые я написал для Иры – немало. Они составляют некую основу того, с чего началась Ирина Аллегрова. Этого вполне достаточно. Конечно, Ира иногда заводит тему совместного творчества, но написать песню – мало, нужно ее сделать заметной. А для этого она должна иметь свою дорожку, свою биографию. Сейчас даже, если ты записываешь с артистом песню, не факт, что она станет ротационной. А это значит, что она не доходит до публики.

- Скажите, а вы влюблялись в тех женщин, для которых писали песни? Помимо Королевой, разумеется.

- Понятно, что я отношусь с симпатией ко всем, с кем мне довелось работать. А любовь тоже бывает разной. Если вы любите родину, понятно, что вы с ней не спите. Вы ее любите просто потому, что она есть. Такая же история с Аллой и с Ирой. Это взаимная симпатия и привязанность, и дружба. Было очень много застолий, приключений, событий.

- Тогда спрошу иначе. Вы испытывали к ним влечение?

- Сказать, что не испытывал, значит, обидеть этих женщин. А сказать, что испытывал – как-то неприлично. Назовем наши отношения творческой дружбой.

- Вы никогда не рассказываете о своей первой жене. Кто она и где сейчас?

- Она живет в Америке.

- Вы ведь много времени проводите в Штатах. Вы общаетесь с ней там?

- Нет, не общаюсь. И мое пребывание в Америке не предполагает общение с бывшей женой.

- А дочь?

- Тоже не общается. Моя бывшая супруга живет обособленной жизнью и не общается ни со мной, ни с дочерью. У нее своя жизнь, своя история.

- Она артистка?

- Нет.

- Слышал, что вы игрок.

- Был, сейчас я не играю в казино. Это было своего рода средство ухода от реальности. Это было время, когда я спал со своим прошлым (смеется). Это была болезнь, которая прошла сама собой. Люди бросают курить, я бросил играть.

- Тяжело было отречься от привычки играть?

- Я знаю более болезненные случаи.

- Игорь, вы никогда не хотели поменять свой имидж?

- Я всегда говорю, для того чтобы поменять имидж, нужно его иметь. Поскольку я его никогда не имел, то, что выросло, то выросло. Усы и волосы – это вторичные половые признаки.

- Вы всю жизнь писали эстрадную музыку. А в душе вы кто?

- У меня приличные классические основы, которые в качестве ориентира очень хорошо работают.

- А вы сможете написать рок-музыку?

- Арам Хачутарян как-то сказал, что современный композитор должен уметь написать все: от циркового галопа до симфонии. Поэтому если есть арсенал в руках, данное через образование, оно может пригодиться. Когда я делал песню «Балет» для Пугачевой, мне нужен был весь арсенал Большого симфонического оркестра. Последние 40 секунд в песне играет двойной состав оркестра. Мы писали его с оркестром Госкино СССР, дирижером был Сергей Скрипка. Это была большая симфоническая работа. Если бы я не учился там, где я учился, я бы не смог это сделать. Спасибо Юрию Холопову, который преподавал мне инструментоведение Римского-Корсакова. На определенном этапе, полученные знания начинают действовать. Песни «Балалайка» или «Паромщик» - это песни на все времена. Потому что они делались на все времена. Почему нельзя сломать вековые стены. Потому что они на яичном желтке и белке, а не на соплях. Также и песни. В «Паромщике», к примеру, в припеве играет сто человек ансамбля народных инструментов на домбрах и балалайках, хотя это заметит не каждый, а лишь вдумчивый слушатель с музыкальным образованием. А неискушенному слушателю это и не нужно понимать. Главное, что он не понимает, отчего у него так хорошо на душе. То ли потому, что Пугачева поет, то ли от слов или еще от чего-нибудь. Он не понимает, но ему становится классно. Я не люблю ремейки, потому что они убивают в старых хитах душу.

- Вы сказали, что, сочиняя песню, вы тем самым предугадывали жизненные ситуации тех певиц, которым вы писали. Они не боялись, что ваша следующая песня станет роковой для них, не проще ли было выведать у вас, что их ждет впереди?

- У моей Юли потрясающий голос. Понятно, что любой влюбленный мужчина скажет, что у его женщины самый лучший голос или родитель, что у него самый умный ребенок. Но в случае с Юлей как профессионал могу сказать, что у Юли действительно хороший вокал. Но при этом могу сказать, что успешный репертуар может быть основан лишь на песнях о несчастной и неразделенной любви. Но тут кроется опасность. Это чревато тем, что, создав хороший репертуар, я могу потерять человека. Это я заявляю со всей ответственностью. Опасность такая существует, и жизнь это доказала. Я должен понимать, что если я сделаю это, то рано или поздно это произойдет. А писать дурацкие песни о счастливой любви – это, во-первых, не работает, во-вторых, бесперспективно, а в третьих, это лукавство.

- Но это может произойти, даже если вы не напишите песен? Или нужно ждать, пока вы напишите об этом. Что за чем следует?

- Я не претендую на роль некоего Оракула. Это происходит само собой. Это же чисто фактическое наблюдение, а не потому, что мне хотелось бы себя именно таким видеть.

- Когда вы состояли в тесной дружбе с Пугачевой, Аллегровой, они советовались по поводу своих потенциальных мужей, спрашивали вашего мнения о своих мужчинах?

- Нет, вы что? Они самостоятельные женщины, которые сами строили свою судьбу. Я просто был невольным свидетелем всех их личных передряг и не мог в этом не участвовать. Я же написал в момент отношений Пугачевой и Кузьмина песню «Две звезды», Пугачевой и Челобанова – «Незваный гость», где вкратце изложил суть их взаимоотношений. Это была моя реакция на то, что происходило с ними в тот момент. Эти песни дали толчок и в том, и в другом случае. С них началась их публичная история. Можно было об этом знать и написать в газете, но сформулировать так, чтобы народ понял и почувствовал, можно только в песне. Я общаюсь практически со всеми бывшими мужчинами Аллы.

- Как бы вы сформулировали свое счастье, если вы счастливы? Что оно для вас сегодня, ведь с годами оно видоизменяется.

- Счастье состоит из мелочей, которые на самом деле, таковыми не являются. Например, здоровье моей мамы. Она тяжело болела в прошлом году. Я переживал и очень страдал. Она тяжело пережила болезнь и осталась жива – здорова. Я безумно счастлив от этого. Это есть счастье. Моя дочь Юля не пошла по моим стопам. Она талантливая девочка и талантливый автор песен. Кстати, Хулио Иглесиас – младший исполнил песню на английском языке на слова моей дочери. Она пишет и музыку, и текст. Но она перестала этим заниматься. Счастлив ли я от этого? Конечно же, нет. Но она нашла гармонию в себе, в сплаве науки и религии. Она у меня религиозный человек. В ней есть своя химия. Она живет в гармонии со своим мужем, это для меня счастье. Я счастлив, что я честно писал свои песни, и публика любит их на протяжении многих лет. В личной жизни у меня сейчас тепло, это счастье. Счастье – это совокупность важных моментов в жизни. Если где-то пробоина, то даже самый красивый корабль пойдет ко дну.

- Каждый мужчина мечтает о наследнике. А вы?

- Я не зациклен на этом и не мечтаю. Как Бог даст. Деланием ребенка я сейчас не озабочен. Тема существования ребенка для меня закрыта, потому что у меня уже есть дочь. А дочь или сын – вопрос риторический. Как получится, так оно и будет.

- С вами понятно, но Юля молода и как любая женщина, наверняка мечтает родить?

- Да, она хочет. Но нужно быть последовательным в жизни. Все-таки, если дойдет до создания семьи как о чем-то серьезном и постоянном, то почему бы и нет. Юля очень хочет этого. Не скажу, что я мечтаю о ребенке, но если он у нас появится, то буду очень рад.

- Но вы же поддержите желание Юли иметь ребенка от вас?

- На все воля божья и подобные вопросы не ставятся на голосовании. Я вот, например, давно жду внука. Мог бы стать дедом давно. Ведь отцом я стал в 18 лет. Сейчас мне 50, а дочери – 32. У нас отношения самых близких на земле людей, а не отца и дочки. На вопрос, есть ли у вас дети, последует ответ «да». Вот если бы их не было, это бы меня напрягало. А так. Насчет того, чтобы подстраховаться на случай, если с кем-то одним что-то произойдет, невозможно. Даже если у тебя будет 18 детей.

- О чем жалеете в жизни, пройдя и повидав многое?

- Ни о чем, если не считать фрагмента истории с покорением музыкального рынка Европы. Причем, это был бы реальный реванш. А в остальном все хорошо!

Беседовал Рамазан Рамазанов



Метки: поп-музыка
21.10.2010

Источник: KM.RU  (сайт)



Комментарии пользователей

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваше имя: 
Собщение: 
 
Подарки от поклонников
Подарок для Екатерина Крутилина кому: Екатерина Крутилина
от:
Подарок для Екатерина Крутилина кому: Екатерина Крутилина
от: Константин
Привет Екатерина.Не буду тянуть из далека,а скажу сразу,что ты понравилась мне когда...
Подарок для Группа Кватро кому: Группа Кватро
от: ЕЛЕНА!
Дорогие ребята!Дарю ВАМ это сердце как знак моей искренней любви и восхищения!Спасибо...
Подарок для Марина Девятова кому: Марина Девятова
от: Нина
Дорогая Марина!Поздравляю ВАС!Желаю Вам счастья и здоровья,УДАЧИ и благополучия!Большое...
Сделай звезде подарок


Интервью ТОП 20
Обыкновенное чудо Андрея ЛеоноваА. Леонов
Армен Григорян (Крематорий) 15 августа 2006А. Григорян
Наши песни – слишком интеллигентные для радиоГ. Чи-Ли
Моя тетушка Мэрилин Монро: Племянница делится...М. Миракл
Я не могу представить себя без песниТ. Анциферова
Приходил в школу в балахоне с Цоем и в...А. Черкасов
Павел: Люблю характерные ролиП. Прилучный
Пьеха: «Я отойду от поп-музыки»С. Пьеха
Алексей Якубов: Мы - профессионалы и не должны...А. Якубов
У меня на даче детский садВ. Тихонов
Добавить интервью...Смотреть все...

Последние комментарии
pocitatel_romana t 25.01.2022 22:59
Дата приблизительно мне известна - апрель 2009, интервью из...
Р. Трахтенберг
Kalkenova Botagoz 27.12.2021 23:00
русаки сволота что их слушать долбануть их надо как следует...
С. Аймурзаев
Серж 06.09.2021 23:39
Аююююрэдиии
Г. Korn
нина петровна 20.08.2021 17:11
Отличный актер. Персонаж очаровательный. Красивый, порядочный и...
А. Нестеров (III)
Гость 11.07.2021 17:57
Как надоела эта Пугачёва. Уходить надо вовремя! Анциферова это...
Т. Анциферова
Валерий Федяков 28.03.2021 22:22
.
.
Чрезвычайное...
.
«Нам нужен МОСТ...
Б. Гребенщиков
Валерий Федяков 28.03.2021 22:21
Мужи РОССИИ!..
...адрес канала "Валерий Федяков"...
Б. Гребенщиков
Татьяна 01.03.2021 22:26
Обожаю обе группы у них разный стиль но и Ягода и Горшок это два...
А. Горшенев
Екатерина Николаевна Маршалл 03.11.2020 15:33
Пожалуйста, подскажите, как связаться с Петром Зальцманом....
П. Зальцман
Наталия 23.10.2020 16:26
С ведома и подачи этого существа 10.10.2020 на Имперском заводе...
Т. Тылевич




* При полном или частичном использовании материалов ссылка на источник обязательна

© Inter-view.org 2008 - 2022